01:50 

ожидаемый писец
Старуха Кори придумывала очередной рецепт ядовитого студня Нюх-Нюх, когда японская пуля выпущенная из станкового пулемета, срезав ветку дерева Тхаронг воткнулась ей в ягодицу. Кори тут же, не сходя с этого места, прокляла японцев, пожелав им утонуть в океане из которого они приплыли, чтобы ее бедную невинную и вполне молодую еще женщину смертельно ранить. Односельчане в лице Мамы Яры и Батюшки Гоблинуса, хмыкнув, спросили, не является ли возраст в сто тридцать лет несколько перезрелым для молодой женщины и насколько смертельна рана от японского снаряда, застрявшего в подкожном жиру ягодицы молодухи Кори. Пулю Мама Яра правда удалила, но вовсе не из любви к соседке, а потому что эта блестящая металлическая цацка понравилась ей самой. Тут Старая Кири поняла, что Мама Яра нацелилась выкрасть ее собственную красивую японскую пулю. Далее разразилось сражение, которого, к сожалению, не видел лейтенант Охиро. Если бы он видел, с какой яростью две пожилые островитянки бьются из-за пули, он просто раскидал бы патроны на острове, что возможно привело бы Племя к скорейшему концу. Однако к счастью он был в плену своих представлений, и патроны имели для него только одну ценность, как средство уничтожения врага. Мама Яра была не то что бы сильно моложе старухи Кори, но дар ее имел свойство преодоления любого сопротивления. К счастью, на острове не было быков или носорогов, которые смогли бы почти на равных сшибиться с Мамой Ярой в бою. Надо прямо сказать, что большинство отважных морских разбойников прошлого викингов, умерли бы от зависти, увидь они Маму Яру в минуту боевого неистовства. Лишившись во всех смыслах японской пули, старуха Кори как ни странно во второй раз прокляла японцев, на этот раз, видимо, за излишнюю жадность, так как в принципе могли же они все пули, бесполезно рассеянные по острову, направить к жилищу Кори.
- Чтобы ваши палки железные поскрючивало, — злобно прошипела Кори,и пулемет лейтенанта Охиро в ту же минуту заклинило. Между тем задерживаться на острове японцы не собирались. Капитан-лейтенант Като, командовавший катером, выдал все распоряжения, и команда, маявшаяся безделием с начала высадки десанта теперь работала четко и слаженно. Подняв якорь и приведя десантные аппарели в крейсерское положение, катер под развевающимся солнечным флагом пошел к узкому горлышку выхода из внутренней лагуны Атолла. В это время в восьмистах метрах от этого горлышка капитан третьего ранга О.Харра приник к перископу вверенной ему американской подводной лодки "Морской Дракон". Команда стояла по боевому расписанию, и оба передних торпедных аппарата были заряжены для решающего выстрела. Однако в предстоящем морском сражении участвовала еще и третья сила, неведомая даже притаившимся в глубине американцам.

URL
   

главная