URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:11 

Ту Анн-Б очень хотел выиграть, чтобы реабилитироваться перед соплеменниками за проигрыш кита. Однако по условиям тотализатора он имел право "трогать" только свои "фигуры", иными словами он не имел право сам что-либо сотворить с японцами. Поэтому он сосредоточил все свои усилия на поднятии боеспособности "Морского Дракона". Экипаж субмарины неожиданно для себя испытал острый приступ энтузиазма. Процесс охоты на японский катер превратился для всех в некое сафари. Люди сонастроились друг с другом, позабыли распри и теперь работали как точный часовой механизм, изготовленный где-нибудь в Швейцарии. О.Харра был поглощен охотой более всех, так как в отличии от экипажа имел возможность видеть японцев в перископ. Описав дугу, катер уходил от субмарины, однако этот маневр делал его уязвимым для кормовых торпедных аппаратов американцев. На этот раз О.Харра решил действовать наверняка. Он выпустил обе кормовых торпеды, рассчитав их траектории так, что уклонившись от одной, японцы неминуемо попадали под удар другой.

02:08 

Ту Анн-А между тем играл за желтых. Тщательно проанализировав ситуацию, он выяснил, что при двух заклиненных заклинаем Кори станковых пулеметах главным оружием японцев является таран. Однако неосмотрительное поведение шкипера Като никак не рассматривавшего свое судно в качестве ударного оружия, лишило японцев шанса на быструю победу. Кроме того, первое проклятие старухи Кори тоже никуда не делось и тянуло японцев на дно. Зная свои силы, Ту Анн-А не стал даже пытаться снять с японцев проклятия старой Кори, так как она в этом деле была отнюдь не дилетантом, а признанным профессионалом, имеющим Дар к наведению проклятий. Поэтому главные усилия Ту Анн-А сосредоточил на том, чтобы дать японцам уйти. Выпущенная братом торпеда его не очень волновала, так как у катера было преимущество в маневренности и скорости. На этот раз вахтенный офицер японского катера смотрел в оба глаза. Солдаты высыпали на палубу и тоже всматривались в волны. Первым увидел торпеду ефрейтор Нагуми.
— Торпеда, — заорал он так, что даже Островитяне подпрыгнули.
— Слышим, слышим, — сказала Мама Яра, сидя на своем месте в бельэтаже, — чего орать-то так?
Капитан-лейтенант Като действовал как на учениях. Заложив крутой вираж, он вывел катер из-под удара торпеды, отправив ее в дальнейшее бесцельное и бесконечное плаванье. Теперь у О.Харры оставалось три торпеды, из них две уже были заряжены в кормовые торпедные аппараты.

02:05 

Итак, катер уходил от О.Харры влево по большой дуге.
— С нами Бог, — сказал громко О.Харра и начал разворачивать лодку для втророго выстрела.
Ту Анн-Б, игравший американцами, начал играть линиями вероятностей, стараясь создать для американцев большую удачу. Однако на пути у него встали бракоделы с завода Дженерал Дайнамик, изготовившие крыльчатку турбины торпеды Марк-3 с большой погрешностью. Вследствие чего вероятность ее поломки не просто присутствовала, а прямо-таки зашкаливала.
— Как же эти бедолаги воюют? — изумился Ту Анн-Б и начал углубляться в историю торпеды. Первым результатом его вмешательства в историю стала замена главного инженера компании Дженерал Дайнамик, произошедшая за полгода до выхода "Морского Дракона" в море. Вторым событием в цепочке была гибель Однорукого Билли. Этот токарь получил свое прозвище вовсе не из-за увечья, которого у него к слову сказать ни когда и не было, а из-за выпускаемого им рекордного количества бракованных изделий. Благодаря вмешательству Ту Анна-Б в историю торпеды Марк-3 Однорукий Билли однозначно выпадал из истории. Поэтому за одну ночь до того, как криво выточить крыльчатку для торпед, составлявших боезапас "Морского Дракона", он пришел на свидание к Мэри, по расчетам которой Том Морган, ее муж, сержант военной полиции, всю ночь должен был провести в патруле. Так оно и было в первой версии реальности. Однако вмешательство Ту Анна-Б привело к тому, что Том ненадолго отлучился. Застав сладкую парочку спящими, он по-быстрому придушил обоих и, инсценировав ограбление, вернулся в патруль. Никто не заметил его отлучки, так как вместо прочесывания улиц полицейские заехали подкрепиться в бар "Морская лисица". Там как раз вышел инцидент с торговыми моряками, задравшимися с экипажем корвета "Энджел оф Дез", быстро перешедший во всеобщую потасовку. В итоге отсутствия Тома никто не заметил. Поэтому на суде у него было железное алиби, и дело о двойном убийстве Однорукого Билли и его подружки спокойно ушло в архив. Улучшив качество торпеды заряженной в носовой торпедный аппарат "Морского Дракона", а заодно втрое увеличив боеспособность американского военного флота, что в последствии сказалось на всем ходе военных действий, Ту Анн-Б взялся за капитана третьего ранга О.Харру. Убрав с капитана "Морского Дракона" пару легких Сглазов, полученных в ссорах с женой и баталиях с ее мамашей, мальчишка увеличил его везение процентов на десять. Итак, лодка была развернута носом к противнику, торпеда Марк-3 максимально улучшена, а состояние капитана О.Харры позволяло участвовать в конкурсе на призовую стрельбу. Почувствовав что его звездный час настал, О.Харра выпустил вторую торпеду.

01:58 

Третья сила, участвующая уже в будущем морском сражении, расположилась на самой возвышенной точке острова, имевшей странное для бассейна Тихого Океана название "Горб верблюда". Сила эта была явно нечистая, так как братья Ту Анн по дороге к вершине изрядно вымазались в торфяном болоте, окружавшем скалистый пик со всех сторон. Остальные островитяне выглядели не лучше, так как Закон запрещал любые полеты над Островом. Ставки на этот раз принимал Батюшка Гоблинус. Это странное имя и еще некоторые пожитки достались матерому людоеду от упомянутого выше английского миссионера. Наиболее разумные островитяне ставили на подводный корабль, перископ которого изредка блестел на солнце и был хорошо виден засевшим на вершине Островитянам. Однако некоторые рискованные головы считали, что скорость и маневренность японского катера тоже немалое преимущество и ставили на японцев. Наиболее разумная часть Островитян в лице шамана У Шана сделала ставки на обе стороны, в расчете на то, что одна из сторон всяко одолеет. Когда ставки были сделаны всеми полноправными членами племени допущенными к тотализатору, шаман, являвшийся в отсутствии помершего в прошлом году Вождя, главным начальником, благосклонно кивнул Ту Анну-Б: начинайте, что ли. Братья, давно уже ожидавшие разрешения рьяно взялись за дело. Как обычно братья играли за разные противоборствующие стороны, что делало разнообразные зрелища, которыми периодически баловали себя островитяне еще более зрелищными и разнообразными. На этот раз "белыми", то есть, американцами играл Ту Анн-Б и его ход был первым. В команде "Морского змея" было как минимум четверо черных, но это все равно не меняло дела. Ту Анн-Б играл "белыми", так как после недавней битвы Кита с Кальмаром, в которой победил таки Кальмар, за которого играл Ту Анн-А, кит считался "черным". Итак, американцы начали первыми. Лодка на самом малом ходу развернулась и выпустила длинную тяжелую торпеду. Торпеда рванулась к японскому катеру, пустила пузыри и начала тонуть, погружаясь в не очень глубокие воды, окружавшие Атолл. О.Харра долго смотрел в перископ, переводя взгляд на секундомер, и наконец понял, что торпеда его подвела. Второй ход был за "желтыми". Однако японский шкипер ничего не знал о выпущенной и благополучно затонувшей американской торпеде. Так же и наличие неподалеку перископа пока что было для него тайной. Однако Ту Анн-А уже взялся за дело. Неизвестно почему японский штурман из всех направлений выбрал именно то, которое проходило прямо через американскую субмарину. И катер лег на курс.
— Срочное погружение, — скомандовал О.Харра, но взглянув на данные эхолота, понял, что это не поможет. — Полный назад, — заорал он в переговорник.
Лодка рванулась назад от наезжающего на нее катера. И тут наконец вахтенный офицер на японском катере прозрел.
— Прямо по курсу перископ, — заорал он так, что слышно было и на острове.
— Стоп машины, — спокойным голосом приказал капитан-лейтенант Като. — Право руля. О.Харра увидев что японский катер отворачивает в сторону, первый раз в жизни перекрестился.

01:50 

Старуха Кори придумывала очередной рецепт ядовитого студня Нюх-Нюх, когда японская пуля выпущенная из станкового пулемета, срезав ветку дерева Тхаронг воткнулась ей в ягодицу. Кори тут же, не сходя с этого места, прокляла японцев, пожелав им утонуть в океане из которого они приплыли, чтобы ее бедную невинную и вполне молодую еще женщину смертельно ранить. Односельчане в лице Мамы Яры и Батюшки Гоблинуса, хмыкнув, спросили, не является ли возраст в сто тридцать лет несколько перезрелым для молодой женщины и насколько смертельна рана от японского снаряда, застрявшего в подкожном жиру ягодицы молодухи Кори. Пулю Мама Яра правда удалила, но вовсе не из любви к соседке, а потому что эта блестящая металлическая цацка понравилась ей самой. Тут Старая Кири поняла, что Мама Яра нацелилась выкрасть ее собственную красивую японскую пулю. Далее разразилось сражение, которого, к сожалению, не видел лейтенант Охиро. Если бы он видел, с какой яростью две пожилые островитянки бьются из-за пули, он просто раскидал бы патроны на острове, что возможно привело бы Племя к скорейшему концу. Однако к счастью он был в плену своих представлений, и патроны имели для него только одну ценность, как средство уничтожения врага. Мама Яра была не то что бы сильно моложе старухи Кори, но дар ее имел свойство преодоления любого сопротивления. К счастью, на острове не было быков или носорогов, которые смогли бы почти на равных сшибиться с Мамой Ярой в бою. Надо прямо сказать, что большинство отважных морских разбойников прошлого викингов, умерли бы от зависти, увидь они Маму Яру в минуту боевого неистовства. Лишившись во всех смыслах японской пули, старуха Кори как ни странно во второй раз прокляла японцев, на этот раз, видимо, за излишнюю жадность, так как в принципе могли же они все пули, бесполезно рассеянные по острову, направить к жилищу Кори.
- Чтобы ваши палки железные поскрючивало, — злобно прошипела Кори,и пулемет лейтенанта Охиро в ту же минуту заклинило. Между тем задерживаться на острове японцы не собирались. Капитан-лейтенант Като, командовавший катером, выдал все распоряжения, и команда, маявшаяся безделием с начала высадки десанта теперь работала четко и слаженно. Подняв якорь и приведя десантные аппарели в крейсерское положение, катер под развевающимся солнечным флагом пошел к узкому горлышку выхода из внутренней лагуны Атолла. В это время в восьмистах метрах от этого горлышка капитан третьего ранга О.Харра приник к перископу вверенной ему американской подводной лодки "Морской Дракон". Команда стояла по боевому расписанию, и оба передних торпедных аппарата были заряжены для решающего выстрела. Однако в предстоящем морском сражении участвовала еще и третья сила, неведомая даже притаившимся в глубине американцам.

01:43 

Лейтенант Утамаро поймал сержана Окато за рукав рубашки и потащил в сторону. Сержант все еще смотрел на обломок меча, зажатый в правой руке.
— Мой благородный друг, — сказал лейтенант, пытаясь звуком голоса вывести сержанта из ступора. — Вы верный подданный императора и достойный наследник традиций рода Ни Коми. Сержант посмотрел на Утамаро пустыми глазами. — Мы находимся среди врагов на неизвестном острове, населенном злыми духами из старинных легенд. В такой ситуации идущий тропой чести должен прежде всего думать о долге перед императором.
— Я не сделаю харакири, — пообещал Окато, — по крайней мере до возвращения в Японию. — — Мы с лейтенантом Охиро готовы засвидетельствовать вашу честь перед старейшинами рода Ни Коми, — сказал Утамаро.
У Шан тем временем поднял с земли обломок меча и потянул за клинок оставшуюся в руке сержанта часть. Дам козу, — пообещал он.
Сержант с отвращением бросил клинок на землю и извлек из кабуры пистолет. Он не верил, что пуля убьет духа и прицелился шаману в глаз. Шаман же в этот ответственный момент внезапно наклонился за обломком меча и пуля выпущенная из произведенного в союзной германии парабеллума, разнесла голову рядового Сукуру, стоявшего позади шамана. Шаман быстро посмотрел на упавшего солдата.
— Эх, ему бы сперва откормится как следует. Разве это еда, так просто, на один зуб. Впавший от своей оплошности в состояние боевого неистовства, сержант расстрелял всю обойму в шамана. У Шан же совершенно не прячась от выстрелов как-то бестолково топтался на месте каждый раз уходя в последний момент с оси выстрела. Солдаты и оба лейтенанта залегли, закрыв головы руками. Поняв, что шаман не является нормальной мишенью, сержант последнюю в обойме пулю постарался всадить в Ту Анна-А. Эффект был странный. Полыхнуло синим, и срикошетившая пуля просвистела у левого уха сержанта. Поняв, что патроны у Окато закончились, Утамаро вскочил и приказал солдатам немедленно возвращаться на корабль. Схватив убитого рядового Сукуру, Окато последовал за остальными.
— Ну ты и жадина, — сказал ему вслед У Шан. — Зачем тебе этот дохляк? Я бы тебе за него козу дал.
Добравшись до катера, флегматично настроенный лейтенант Охиро прежде всего поднялся на вышку с укрепленным там станковым пулеметом. Минуты три он палил по острову, мечтая убить хоть кого-то из островитян. Его жертвами стали два какаду, одна коза и зазевавшаяся старуха Кори, чей дар накладывать проклятия проявился в полную силу.

01:37 

— Куда делся капитан Осака? — спросил у близнецов сержант Окато.
— Это который меня ударил? — спросил Ту Анн-А, потирая то место, где у Ту Анна-Б был синяк.
— Он его ударил, — сказал Окато и указал на Ту Анна-Б.
— Не знаем, — хором ответили близнецы и оба как-то нехорошо облизнулись.
— Кто пропал? — вступил в разговор прибывший на место инцидента шаман У-Шан. Не удивляясь его японскому, лейтенант Утамаро пояснил:
— У нас пропал капитан Осака. Если не найдем, перебьем все племя.
Он провел ребром ладони по горлу.
— Так не пойдет, — сразу не согласился У-Шан, сообразивший уже, что капитан вряд ли найдется. — За одного плохо откормленного нипонца, сразу столько народу, это нечестно. Можем дать три козы, — предложил он. — Ну, или двух женщин.
Желтое лицо лейтенанта Охиро стало серым.
— Капитана отдайте, — зарычал он.
— Рад бы, — очень спокойно ответил шаман, — да Выбигол три года как помер.
— Кто помер? — спросил Осака, уразумевший что У-Шан представляет местную власть.
— Да дед у нас был, — пояснил У-Шан, — Выбиголом звали. Вот он мертвых воскрешать умел. Правда обглоданных не воскрешал.
— Кого обглоданных? — с тоской спросил Утамаро.
— Съели, думаю, вашего капитана, - с тоской сказал У-Шан. - Коз возьмете?

— Каких коз? — холодно спросил сержант Окато, медленно извлекая из ножен меч. Лицо его стало похоже на Дзенскую маску, глаза остановились. Лейтенанты отодвинулись от шамана, чтобы не запачкаться кровью.
— Хорошие козы, толстые, откормленные, — шаман причмокнул языком.
В этот момент меч сержанта, описав дугу с каким-то чавкающим звуком прошел через шею шамана и не встретив особого сопротивления едва не вылетел из рук Окато. Шаман с интересом посмотрел на самурая и взялся рукой за клинок, что уже вообще шло в разрез со всякими правилами.
— Острая штуковина, — сказал шаман, продолжая трогать рукой клинок. — Давай поменяемся. Я тебе за него три козы дам и еще зонтик. Хороший зонтик от дождя.
— Убери руку с клинка, — глухо сказал Окато, пытаясь выдернуть меч из цепких пальцев шамана. - Ты злой дух Наперапон? — спросил сержант, когда шаман наконец отпустил клинок из ладони.
— Я злой? — возмутился шаман. — Да ты старуху Кори не видел. А она еще цветочек в сравнении с Мамой Ярой.
Освободив меч, сержант не меняя позы нанес мгновенный удар "полет ласточки", рассчитывая видимо разрубить пополам Ту Анна-А. Однако парень в это время был увлечен спором с братом, который доказывал что он0то точно никакого капитана не то что не ел, но и в глаза не видел. И вообще три дня у него ничего во рту не было. На этом брат его тут же подловил, напомнив кто именно съел большую часть нипонского шоколада. В этот момент Ту Анна-А и достал удар "полет ласточки", проведенный сержантом из классической позиции Но Кири. Однако увлеченный спором близнец меча не заметил. Раздался звон, легкий хруст, и фамильный клинок рода Ни Коми переломился пополам.
— Я ни причем, — сразу обозначил свою позицию Ту Анн-А, — это он, — указывая на брата, заявил мальчишка. — Отвлек меня, он и виноват.
— Ты дурак что ли? — спросил У Шан у сержанта. — Я тебе три козы за него давал. А теперь кому он нужен? Больше одной козы за оба куска не проси.

17:15 

Продолжение рассказа Шрека. История капитана О.Харра


Подводный корабль же, тем временем освободившийся от внимания братьев Ту-Ан, устремился к поверхности. Все резервы кислорода и возможности регенерации были исчерпаны и капитан О.Харра, исчерпавший все способы борьбы за живучесть вверенного ему подводного корабля с романтическим названием "Морской Дракон", как раз обдумывал очередной возможный способ самоубийства, но от нехватки кислорода никак не мог сосредоточиться и решить что надо делать раньше: застрелиться или взорвать корабль. Он перебрал в уме уже пять возможных комбинаций, когда толчок сотряс весь корпус субмарины. Продутые три дня назад цистерны наконец сработали, и вспомнивший вдруг о законе Архимеда "Морской Дракон" пробкой от шампанского устремился к поверхности. Умерший было экипаж вдруг ожил и бросился к задраенному люку рубки. На минуту О.Харра подумал, что ополоумевшие матросы сорвут крышку люка, не дождавшись полного всплытия и попросту затопят корабль. Однако струя свежего воздуха, быстро распространившаяся по кораблю, показала, что все идет нормально. Вдохнув кислороду, О.Харра наконец понял, что стреляться надо, конечно же, с начала, а после взрыва корабля стреляться уже бесполезно. Так что вошедший первый помощник Том Круз застал его деловито заряжающим револьвер.
— Вы уже знаете? — спросил помощник.
— Не мешай, — махнул ему рукой О.Харра. — Видишь, я занят, — сказал он, задвигая на место барабан забитый новыми блестящими патрончиками. Но тут свежая струя воздуха окончательно привела его в сознание. - Знаю о чем? — спросил капитан, убирая револьвер в карман брюк.
— О японцах, сэр, — штурман указал наверх.
Ну вот, подумал О.Харра, надо было все-таки сначала взорвать корабль. Но углекислый газ окончательно покинул его организм и насыщенная кислородом кровь убрала из головы последние следы тумана. А что японцы? — спросил он, вспомнив, что не поставил револьвер на предохранитель.
Первый помощник с пониманием посмотрел на шарящую в штанах руку капитана.
— Японский десантный бот в бухте острова. Расстояние до нас около полутора километров.
— Нас не засекли? — спросил капитан, вытаскивая из брюк злосчастный револьвер.
— Видимо, нет, — сказал Том, вытянувшись перед капитаном и разглядывая направленный ему в живот револьвер.
— Окей, — сказал О.Харра, поставив револьвер на предохранитель и положив его на стол. — Срочно уйти под Шноркель. Заполнить все емкости воздухом. Экипажу тридцать минут, чтобы прийти в себя.

16:27 

— Да ты прямо литератор, — сказал хозяину трактира Железный Дровосек и попробовал пальцем остроту своего топора. — Я думаю, что все тобой рассказанное — истинное вранье. — Естественно, — добродушно пожал плечами Шрек. — Я то же самое сказал Ву Сону, когда он пересказывал мне эту историю. Кстати он обиделся, долго дулся, а потом подарил мне этот нипонский меч, — сказал Шрек выдергивая из за спины острую полоску блестящего металла. — — Катана, — сказал пригнувшийся к столу Мудрый Страшила, когда описав круг над головой Дровосека, блестящий меч исчез где-то за спиной Шрека.
— А, надо же как интересно, — быстро убирая топор, сказал Дровосек. — А нельзя ли послушать дальше?
— Я вот думаю, — сказал я, — а где все эти достойные островитяне изучали искусство Магии?
— Ели друг друга, ели, — высказал предположение Отважный Лев, облизываясь, — да и научились.
Годзилла же с интересом посмотрел на Льва и подошел ближе к беседующим. Последняя мысль, казалось, вызвала у него некие идеи, которыми он впрочем не стал делиться со спутниками.

10:30 

Рассказ Шрека, хозяина харчевни "Королевский Павлин", часть 4

Ту Анн-А не отстал от брата в поедании шоколада. Кроме того, он сообщил разведчикам много ценных сведений: перечислил туземные названия всех географических точек острова. Единственное, в чем показания близнецов никак не сходились, это в определении численности Племени. Если Ту Анн-А определял численность туземцев в тысячу человек, то его брат завышал эту цифру примерно в 5 раз. Кроме того, братья никак не могли объяснить разведчикам откуда они знают японский. Ту Анн-А утверждал, что этот язык был известен Племени всегда, а его брат, напротив, утверждал, что это сами разведчики позаимствовали язык Племени. Меж тем разведчики прибыли вместе с пленными на указанную высоту 30. Капитан ужасно обрадовался, узнав что есть переводчики, которые помогут ему договориться с аборигенами. Двое же юных вымогателей небезосновательно решили, что у большего начальника должен быть и больший запас шоколада. Однако, капитан имел свою точку зрения на расходование НЗ и обращение с военнопленными. Решив, что мальчишки просто издеваются, он для начала врезал Ту Анну-Б здоровенную затрещину. Что он это сделал зря, капитан понял, открыв глаза. Он лежал в непонятном месте прямо на земле и совершенно один. Возможно, это даже был тот же самый остров, но вот только оставалась весьма сомнительной временная координата. Капитан встал и ему очень захотелось лечь обратно и вновь закрыть глаза. Прямо перед ним стоял здоровенный ящер с массивными задними ногами и рудиментарными передними. Ящер опирался на массивный хвост. Рядом стоял второй и показывал здоровенные зубы.
Бить маленьких нехорошо, — сказал по-японски первый ящер. Это было последнее, что услышал капитан прежде чем потерять сознание.

21:45 

Рассказ Шрека, хозяина харчевни "Королевский Павлин", часть 3

Капитан Осака собрал своих офицеров на инструктаж. Лейтенанты Охиро и Утамаро выражали собой полную готовность выполнить любые распоряжения начальства.
— Высаживаемся на остров, двумя группами, — капитан показал на карте две точки. — Группа Оми, — капитан ткнул пальцем в грудь лейтенанта Охиро. — Группа Юкко, — он дотронулся до пуговицы на мундире лейтенанта Утамаро. — Прочесываем остров и встречаемся на высоте 30. Разведгруппа под командованием сержанта Окато действует самостоятельно в режиме свободного поиска и соединяется с нами на высоте 30.

Тем временем десантный катер подошел к Атоллу. Аппарели откинулись и высадка десанта началась. Высадив группу Оми катер пошел к следующей точке.

Первой вступила в контакт с аборигенами разведгруппа сержанта Окато. Пойманые и допрошенные близнецы Ту Анн съели по упаковке шоколада и дали исчерпывающие показания.
— Можно еще? — на чистом японском языке попросил Ту Анн-Б.

21:24 

Рассказ Шрека, хозяина харчевни "Королевский Павлин", часть 2

Хо Инг, чей Дар был в совершении Расчетов, уже прибыл на сборное место и теперь препирался с Шаманом.
— Ну нету на этом Острове Сов, — доказывал дотошный Хо Инг. — Здесь есть Туканы, Колибри и Какаду, а Сов нет и никогда не было.
— Прикажешь мне кричать криком Колибри? — желчно спросил У Шан, Шаман Племени.
Люди Племени тем временем приходили на сборное место.
— Сюда плывет железный корабль, — громко крикнул Ву Сон.
— Они называют себя Нипонцы, — присоединил голос Ив Санг. — У них железные палки похожие на "настоящее оружие" и они воюют.
— Мясо кончилось? — с пониманием спросил У Шан.
— Да нет, они не поэтому воюют, — ответил "Слухач" Ив Санг. — Им места не хватает.
— Места? — удивился Шаман. — Вон сколько пустых островов. Живи где хочешь.
— Вот они к нам и плывут, — сказал Ив Санг.
— К нам-то зачем? — спросил Хо Инг.
— Послушайте меня, Нехристи! — крикнул громко Шаман. "Нехристями" называл обитателей Острова съеденный недавно английский миссионер. Воспоминания о нем у всего Племени были самые приятные, поэтому странное обращение принималось народом весьма хорошо. — Хотел бы узнать, Нехристи, кто из вас утопил Подводный Корабль?
— Это не мы, — хором сказали близнецы Ту Анн, чей Дар был по молодости весьма странного свойства.
— Ах не вы? — грозно спросил Шаман. — А чего этот корабль утоп?
— А он и не утоп вовсе, — сказал Ту Анн-Б.
— Он погрузился, — поддержал брата Ту Анн-А.
— А чего же он третьи сутки не всплывает? — спросил Шаман.
— А не знаю, — хором ответили близнецы.
— Вот что, Нехристи, — обратился к Племени Шаман, — если кто тронет хоть одного Ниппонца — съем на месте.
И шаман потряс связкой черепов, которые постоянно носил на поясе.

21:13 

Рассказ Шрека, хозяина харчевни "Королевский Павлин"

Я расскажу вам про Остров в Океане. Вообще это был Атолл, но племя людоедов обитавшее там, не знало что это именно Атолл. Кроме того, не зная других пищевых цепочек, они не считали себя именно людоедами. Они называли себя Люди, остров — Остров, а свой народ — Племя.

... Ву Сон лежал на песчаном пляже и смотрел в небо. Рядом его приятель Ив Санг сидел, скрестив ноги и бормотал новое противомоскитное заклинание, составленное им не больше часа назад. Ву Сон был занят важным делом, поэтому он не стал пробовать заклинание Ив Санга, а просто обмахивался пальмовым листом. Занят же он был следующим: сознание его внедрилось в большого белого альбатроса. Птица парила высоко в небе, наблюдая за большой железной лодкой, плывущей к Острову.
— Их много и у них железное оружие, напоминающее "настоящее оружие", — сказал Ву Сон. В лодке сидели желтокожие люди в одинаковой зеленой одежде. — Они с кем-то воюют, — сказал приятелю Ву Сон.
Ив Санг, оставив в покое москитов, сосредоточился на людях, плывущих в лодке. Если Дар Ву Сона делал его искусным "Наездником", способным подчинять себе сознания разных живых существ, то Дар Ива Санга состоял в слушании чужих мыслей. Ив Санг не был самым искусным "Слухачем" на Острове, так же как Ву Сон не был выдающимся "Наездником". Просто сейчас была их очередь. Внезапно над Островом раскатился ухающий крик Полярной Совы. Оба дежурных встали и отряхиваясь от песка пошли в Деревню. Треск кустов показывал, что и остальные соплеменники спешат к сборному месту, подчиняясь зову Шамана.

12:47 

ледующий привал устроили в придорожной харчевне. Харчевня с не претенциозным названием "Королевский Павлин" издалека была похожа на Замок Людоеда. Вблизи тоже. Хозяин харчевни был просто вылитый людоед. Звали его почему-то Шрек. Имя было какое-то странное, а людоед вполне обычный.
— Дорогие гости, — сказал людоед, оценивающе глядя на компанию. — Шрек, — представился он.
— Писец — представился Писец.
— Лева — представился Светский Лев.
— Страшилка — представился Страшила.
— Железняк — представился Дровосек.
— Писец пришел, — вздохнул Шрек. Дилемма "Завтрак или Клиент" явно решилась в сторону "Клиент". Ну, кого есть будем? — спросил хозяин, усаживая путников за большой стол.
— Ну, какую-нибудь Дичь, — щелкнув пальцами, попросил Лев.
— И Травку, — попросил Страшила.
— Фрукты, — сказал Писец.
— И Масло какое-нибудь, — попроси Дровосек.
— Вам? — спросил его Шрек.
— Ему, — ответил Дровосек, указывая на топор.
Когда стол был уставлен яствами, хозяин подсел к компании.
— Чья очередь рассказывать историю? — спросил Дровосек, жирно намазывая масло на свой топор.
— Эх, не хватает нам в компании женщины, — сказал Лев с надеждой глядя на Писца. — Наколдуй нам прелестную девушку. С длинными волосами и фиолетовыми глазами.
Лев аж замурлыкал.
— Да, баба нужна, — сказал Дровосек. — Груня, какая-нибудь, а еще лучше Фекла.
— Элли, пусть это будет девушка Элли, откуда-нибудь из Канзаса, — попросил ромнтично настроенный Страшила.
— Ага, — сказал Шрек. — Она вам устроит. ПМС до, ПМС после и две недели приключений во время.
— ПМС? — спросил изумленно Лев.
— П р е д м е н с т р у а л ь н ы й с и н д р о м — отчетливо выговорил Шрек.
— А второе ПМС? — спросил дотошный Страшила.
— П о с л е м е н с т р у а л ь н ы й с и н д р о м — так же четко проговорил Шрек.
— А вот эти вот две недели приключений? — облизываясь спросил Лев.
— А это когда она лежит в лежку с грелкой на животе и горстями жрет таблетки, — пообещал Шрек.
— Неужели все так запущено? — спросил с удивлением Страшила.
— Это хороший вариант, — обрадовал компанию людоед.
— Ну, если это хороший вариант, то что тогда плохой? — спорсил с удивлением Писец.
— А это, — сказал страшным голосом Шрэк, когда их все нету и нету, вы не знаете беременность это или инфекция, и у вас есть широкий выбор возможностей...
— И все-таки в наших приключениях не хватает любви, - сказал Страшила.
— То есть, ты за плохой вариант? — спросил Дровосек.
— Позвольте, я расскажу вам одну историю, — попросил Шрэк.
— О любви? — спросил Лев.
— О людоедах, — сказал Шрэк. — Но и о любви тоже. Я расскажу вам о племени людоедов, счастливо проживавших на атолле в Тихом Океане.
— А Магия будет? — спросил Писец.
— Даже через край, — пообещал Шрэк.

19:16 

акие-то странные вещи происходят в канун Нового Года, — сказал Писец. — Просто Кудеса какие то.
— Дурацкие Кудеса, - сказал умный Страшила, — и Кудесник тот идиот.
— А мне эта история понравилась, — сказал Железный Дровосек.
— Это чем же она тебе понравилась? — удивился Светский Лев.
— А вот не хрен, — сказал Дровосек и оперся на свой чудовищный топор. — Черные дыры, понимаешь, Темная Материя, Коллайдер этот дурацкий соорудили. Проще надо быть, к земле ближе. А рыбалку я и сам люблю. К тому же, вот бег трусцой еще никому не повредил. Так что все правильно. И с бабами тоже...
— С женщинами? — переспросил Писец.
— С дамами, — поправил его Светский Лев.
— А при чем тут женщины? — спросил запутавшийся Страшила.
— А ты, Чучело, — сказал Дровосек, — я думаю вообще голубой.
— А я думаю, что надо бы мне к этому Пендюрину сходить, — сказал Писец.
— Да ты что? — сказал Железный Дровосек. — Ты представляешь что с ним будет, когда к нему Писец придет?
— Ожидаемый? — спросил Лев.
— Да ты на него посмотри, — с ненавистью сказал Дровосек. — Отъелся тут.
— Полный Писец, — сказал радостно Страшила.
— Так не ходить?- спросил Писец в раздумье.
— Не, не надо, — сказал Дровосек. — Рыболов, спортсмен, баб любит, нормально он без всякой физики проживет.

16:44 

ортвейн был такой же как всегда, — продолжил повествование о злоключениях бедного рыболова Железный Дровосек. — Нет тут дело в чем-то другом. Я думаю что это дело имеет прямое отношение к физике, - заявил он к удивлению приятелей.
— В смысле Закона Всемирного Тяготения, — хохотнула Светка.
— Именно! — загорелся Альберт. — Я думаю, это происки враждебной нам научной школы.
— А вы, собственно, к какой научной школе принадлежите? — спросил вежливый Жорж.
— Я-то...
Пендюрин задумался.
— К школе "Желтых Драконов", — внезапно прошибло его озарение.
— И что, — удивился Жорж, — есть такая школа?
— Конечно, — ответил Альберт. — Я же вот есть.
Довод был убедительный.
— А каково отношение вашей школы к модели релятивистской Вселенной? — спросил эрудированный инженер Олег, вернувшийся недавно из безуспешной уфологической экспедиции.
— Мы ее не признаем, — пренебрежительно ответил Пендюрин.
— А как же тогда быть? — робко спросил Олег.
— Ну, быть или не быть — это для нас вообще не вопрос, — Альберта несло. — Вопрос с кем быть тоже не стоит, — срезал он сунувшуюся было Светку. — Нужен решающий эксперимент, — важно заявил он.
Все время выздоровления Альберт готовился к решающему поединку с научными оппонентами. Сначала он пробовал заглядывать в учебники, но это, естественно, ничего не дало. Нужно гениальное озарение — понял он. Я же Альберт. Меня естественным образом озарит в нужную минуту. Важно правильно спланировать решающий эксперимент. Наша Школа "Желтых Драконов" себя покажет. Как прошел решительный эксперимент осталось тайной. Троих добровольных ассистентов рыболовов госпитализировали. Сам Альберт отделался синяками. Все участники эксперимента хранили гордое молчание кроме одной девушки, вывихнувшей ногу в ходе битвы идей. Антигравитация была от нас в пяти минутах, — говорила участница со слезами на глазах, но в пяти минутах падения, бега или медленной ходьбы — не уточняла. Знакомым Альберт сообщил, что озабочен судьбой Темной Материи во Вселенной, а также о своем волнении по поводу многочисленных Черных Дыр, явно дискредитирующих современную физику. Через месяц Пендюрин заявил знакомому декану физического факультета о разрыве отношений. Ошарашенный ученый пил валидол. Спустя еще неделю в Академию Наук пришло открытое письмо Альберта Пендюрина, в котором он отказывался от звания физика, посылал академикам купленный диплом и прилагающийся к нему значок.
"Я, Альберт Пендюрин, не согласен с общим положением дел в вашей науке и ни за что больше не буду использовать ваши формулы и математический аппарат, прошу освободить меня навсегда от звания физика. Хочу предупредить общественность о вредоносном направлении ваших теорий. Особенно волнует меня общее положение дел связанное с Темной Материей во Вселенной, что может повлечь к ухудшению физического и психического здоровья граждан. Не поминайте лихом. Альберт Пендюрин."
Получив это загадочное письмо, академики долго сидели совершенно ошарашенные. Ученый Секретарь на всякий случай отнял у Преизидента Академии Наук личное наградное оружие, полученное когда-то за участие в создании водородной бомбы. Срочно вызвали известного профессора кардиолога, но обошлось. В полном молчании академики выпили по рюмке коньяку.
— А ведь я этого Пендюрина где-то видел, — сказал математик Колмогоров. — То ли в Лондоне, то ли в Брюсселе.
— Вот что, — сказал после долгого молчания Президент Академии Наук Ученому Секретарю, — когда там заседание у астрономов? Хочу лично поприсутствовать.

13:11 

емпература терзала Альберта Пендюрина два дня, — продолжил свое повествование Дровосек. И вот злополучная формула явилась измученному болезнью Альберту: Е=mc2. Написав ее, Альберт долго медитировал по методу индийских йогов, пытаясь постичь суть сверхестественной истины. Для удобства он написал формулу на листе бумаги.
— Школьную программу осваиваешь? — спросила Катька, увидев мистическое откровение.
— Ты ничего не понимаешь, — ответил Альберт. — Это великая формула космического могущества.
— Ага, — подтвердила Катька. — Известная формула Эйнштейна.
Так вот в чем дело! — изумился Альберт. — Какой там гей Люссак, вот кем я был на самом деле. Теперь понятно, что означает мое странное имя. Итак, путь к научной карьере был открыт. Чтобы человек, бывший в прошлой жизни как минимум Альбертом Энштейном, да не открыл в этой чего-нибудь великого — такого просто быть не может. Однако, были чисто технические препятствия, которые Альберта никак не остановили. Диплом физического факультета университета был срочно куплен вместе с памятным значком об окончании. Кроме того, в экстренном порядке были найдены общие знакомые, представившие Альберта декану физического факультета. Милый и услужливый Альберт был благосклонно принят маститым ученым. Теперь на различных международных конгрессах Альберта можно было встретить в курилке или в коридорах, развлекающего публику анекдотами. От околонаучных дам он узнавал последние сплетни из мира физики. Словом, он был всем представлен и находился в центре тусовки. Оказалось, что среди научных светил есть и любители рыбалки, и охотники пожарить шашлыки у костра в лесу. Общих тем была куча. Меж тем жизнь шла своей чередой, и вот как-то на Памире плохо затянутый узел не выдержал и Альберт по общему утверждению свидетелей "впендюрился" в ледник. Упал он основательно и изрядно переломался. Впоследствии, подвергаясь различным медицинским процедурам, Альберт задумался: а почему собственно так все странно произошло. Виноват портвейн — утверждали коллеги по восхождению. А что портвейн? — удивлялся Альберт. Всегда его пили и ничего...

12:33 

ы сидели на большой поляне "леса редких историй". Страшила жевал бутерброды, добытые мной с помощью Магии непосредственно в ближайшем гипермаркете. Годзилла сидел рядом и заглядывал ему в рот. Железный Дровосек сидел на Годзилле, как на скамейке, и рассказывал Светскому Льву многочисленные известные ему "по случаю" истории. Светский же лев постоянно расчесывал пышную рыжую гриву и все время поправлял элегантную бабочку. Так вот вам, други, истинная и недавно приключившаяся история, — говорил Дровосек.

"Впендюрить, или как перестать быть физиком".

Альберт Пендюрин был рубахой-парнем и своим в доску. По крайней мере так считали все друзья и приятели Альберта. Рыболов-спортсмен, заядлый турист и большой любитель собирать грибы, был душой любой компании. Женщины от него млели и ввели в обиход термин "впендюриться". И вот однажды, где-то на Байкале сидя у костра и наблюдая за кипением ухи в подвешенном на костре котелке, Альберт услышал негромкий разговор двух бородатых туристов. Парни были свои, вполне тертые и проветренные ветрами многих туристских троп, но говорили они, к удивлению Альберта, не о бабах и даже не о снежном человеке, а о чем-то ну совершенно непонятном. Прямо-таки по-марсиански.
— Ребята, вы чего? — испугался Альберт. Место было глухое и срочной медицинской помощи двум спятившим туристам было ждать неоткуда.
— А, старик, не обращай внимание. Обсуждаем последнюю теорию, объясняющую парадокс Брема-Стоукера.
— Это который вампир? — проявила осведомленность длинноногая Ленка.
— Это который астроном, — ответил бородатый Олег. — Здесь, старик, вот какая хрень выходит, — и он начертил на песке шампуром странный знак. Второй бородач, кажется Сергей, изучив написанное коротко ругнулся.
— Я тебе говорю, что лямбда имеет здесь совершенно иное значение, и тогда вот этот интегральчик вот так вот красивенько преобразуется...
Альберт завороженно смотрел на бородачей. За их спором для него приоткрылся край занавеса и оттуда явственно доносился запах загадки. Это было круче чем залезть на гору, или трахнуть Ленку. Кстати, Ленка так совершенно не думала. Вот уже пять минут она тянула Альберта в палатку.
— Да брось ты их, они же физики, — говорила Ленка, уверенно таща Альберта от костра.
— Ты точно знаешь? — завороженно глядя на спорщиков, спросил уводимый в палатку Альберт.
— Уж поверь мне, — говорила Ленка, расстегивая на Альберте ветровку, — я сама проверяла. Олег тот теоретик. А вот Сергей, этот большой экспериментатор...
И все. Альберта заклинило. Таинственный мир физики манил больше, чем хребет Ала-тау, где месяц назад видели снежного человека и даже больше, чем красивые и вполне доступные Ленкины бедра. Вернувшись на Большую Землю, Альберт начал грезить физикой. Он скупил кучу учебников и теперь они стояли на полке рядом с номерами "рыболов-спортсмен" и толстым томом "краткого справочника туриста". Делая утреннюю зарядку, Альберт подолгу медитировал на "Механику" Исаака Ньютона, а на обязательную трехкилометровую пробежку отправлялся с "теорией относительности" Эйнштейна, которого особо зауважал, узнав что тот тоже Альберт. Наверное, в прошлой жизни я тоже был физиком, — думал Альберт, глядя на неподвижный поплавок своей верной удочки. Только вот узнать бы поточнее, кем? И тут поплавок заплясал на воде. Ну, конечно, как я сразу не допер, — вытаскивая рыбину, подумал Альберт. Надо перед сном положить учебник под подушку. Спать на школьном учебнике было неудобно, но Катька так уютно сопела под мышку, что вскоре бог сна Морфей увлек Альберта в свои владения. Снилась, правда, большей частью пойманная рыба. Посредине сна заглянул к Альберту и снежный человек. Он был сильно озабочен. Стрельнув у Альберта пару сигарет Мальборо — во сне не жалко, он сказал доверительно, что-то на счет парникового эффекта. А с этой Лямбдой вообще хрень получается, сказал йети, выпуская облачко сигаретного дыма, и нарисовал на школьной доске мелом какую-то формулу. Это я запомню, — решил Альберт и проснулся. Рядом, с вытаращенными глазами сидела Катька. Гей-Люссак, — сказала она и тут же опять заснула. Неудобно-то как получается, — думал Альберт. Это кому скажи — засмеют. Надо же: гей Люссак. Хоть бы Архимед какой, или вот Дальтон, тот вроде даже лорд был... В эту ночь йети приходил во сне трижды. Дразнился "гей Люссаком" и писал на доске одну и ту же формулу. На утро Альберт слег с температурой. Перепуганная Катька добыла откуда-то прямо в лес доктора, который долго слушал Альберта фонендоскопом и прописал аспирин, оказавшийся у запасливой Катьки с собой в рюкзаке.

17:15 

Билл Гейтс, предрекаю, — завыл голос. — Идите вы все в... Силиконовую Долину-у, к великому волшебнику Good Win... просите у него...
— Извините, баг, — прервал завывания приятный женский голос. — Вы можете послать отчет к... вы можете послать отчет на... вы можете послать ваш отчет в... Девушка явно нервничала и маялась. Извините, баг, — наконец сказала она с большим облегчением.
— Так что нам теперь? — спросил непонятно у кого Страшила.
— А вам теперь идти ножками, — очень мягко сказал женский голос. И тут как опять завыло: "Я Билл Гейтс Великий... Идите в Силиконовую Долину-у, сделайте себе силиконовый.. бюст..."
— Бюст? — изумился Светский Лев. — Мне сделать силиконовый бюст?
— Ну не мне же, — сказал с пониманием Страшила.
— Извините, баг, — сказал тот же приятный женский голос. — Видите ли, Великий, они не нуждаются в бюсте, они мужчины.
— Ну тогда сделайте себе силиконовый... силиконовый...
— Силиконовый не делают, — отозвался тот же приятный женский голос и добавил: — извините, баг.
— Я, Баг Великий... и Уж-жасный, — завыл мужской голос.
— Стоп, стоп, перезагружаю, — сказал женский голос. — Внимание, перезагрузка.
Свет в храме заморгал. Возникло какое-то серое облако, которое окутало путешественников скрыв от них реальность.
— Мы где? — спросил через некоторое время Страшила.

15:51 

бы назвал эту позу "Призывание Осириса в начале новой недели утром не протрезвившись до конца". Призывающий сидел закрыв глаза и чего-то ждал. Видимо, посещения Осириса, находящегося в таком же состоянии. Далее дороги не было. Был указатель на котором было написано "Вы в Матрице".
— Ну все! - сказал Страшила. — Допутешествовались.
— Что за Хрень? — спросил Дровосек.
— Прорвемся, — сказал Лев и поправил бабочку на шее.
— Уважаемый, — обратился я к медитирующему, — вы не подскажете куда нам идти?
Призывающий Осириса открыл глаза:
— А идите вы, ребята...
— Но это же невозможно, — сказал я.
— Посмотрите направо, — сказал он. Мы посмотрели.
— Ой мама! — сказал Страшила. Леса там больше не было. А был там огромный Храм.
— Писец, — сказал Дровосек.
— Что? — спросил я.
— Нет, это я так, фигурально, — ответил Дровосек.
— Пошли посмотрим, — предложил Лев. И мы пошли. Огромный храм неизвестного бога был ярко освещен. Над входом золотыми буквами было написано "Великий Пророк и Оракул Билл Гейтс".
— Кто из вас знает этого бога? — спросил я.
— Я знаю, — сказало чучело. — Это такой крутой чувак. Очень богатый.
— Не встречал, — холодно сказал Светский Лев. И мы вошли внутрь. Там было очень ярко и кругом висели портреты одного и того же человека. Видимо, это и был Пророк.
— Ожидаемый Писец! — голос раздался откуда-то со всех сторон сразу. — Я, Билл Гениальный, предрекаю и пророчествую!
— Ну? — сказал Дровосек, поднимая над головой свой топор.

главная