Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
11:25 

чера утром наши ученые открыли Интернет, но к вечеру закрыли его обратно. Но я с помощью Черной Магии туда (сюда) все-таки влез и так и сижу. Утром появилась тень Сета и сказала, что она провайдер. Я согласился, так как всем известно, что Сет — это никому неизвестное животное (может и "провайдер"). Потом пришел Анубис. Думаю, тоже хотел сказать что он провайдер, но про него-то все знают, что он шакал. Посмотрел на меня, поджал хвост и завыл. Потом выть перестал, обозвал "вирусом" и ушел. А я сижу себе в интернете и сижу, Мать наша Исида, а Тот отец. В смысле, тот еще папаша. Колдую киловатты потихоньку и пою песню: У-у-у-у...

11:25 

чера вечером или уже сегодня утром в моем личном пространстве появился некий Мозес, который, как он утверждает, потерялся с группой туристов в пустыне. Как он проник к нам в Интернет знает Тот, а может и Тот не знает. Сам Мозес рассказал, что спрятался от туристов на горе — и тут-то и произошло включение. У него явный солнечный удар, и ему все время мерещится, что его посох оборачивается змеей. Он умолял вывести их из пустыни хоть куда-нибудь. Я дал ему инструкцию из десяти пунктов, которой велел следовать в точности. После этого Мозес исчез, прихватив с собой часть моих глиняных таблиц. Это был любимый мной сборник анекдотов, и я опечалился. Но потом подумал о бедных потерявшихся туристах. Пусть читают анекдоты, и им будет немного веселее.

11:29 

егодня приперся какой-то еврей со здоровенным деревянным крестом. Говорил что-то по-арамейски. Так агитировал, я решил, что продает свой крест. Говорил много, но я понял через слово, что он хочет в какое-то царство. Ищет, как я понял, папу царя. Я помолился матери нашей Исиде, прилетели какие-то четырехкрылые, называются "олби". Говорят, что на каждый день. Впрочем, он назвал их Сера-Фимами и с ними и ушел.

11:30 

егодня Годзилла изловил (изловила? до сих пор не уверен насчет пола моего крокодила, яиц у него (у нее) нет, в обоих смыслах) какого-то бородатого старика. По-моему, тоже еврей. (Это что, исход?) Назвался Марксом (может Маркус?). Сказал, что хочет разместить тут (прямо у меня?) свой капитал. Сказал, что интернет — орудие пролетариата. Долго-долго он говорил мне о добавочной стоимости и ругал какой-то ндс. Говорил об ограблении. Кого и кто ограбил я так и не понял. Предложил мне стать его "дилером", но тут пришел Сет, сказал опять что "провайдер" (а почему бы нет — никто не знает что он за животное) и забрал Маркса с собой. Тот упирался, и говорил, что атеист и, мол, бога нет. А Сет ухмылялся и сказал, что пока, мол, бога (в смысле, Осириса) тут нет, то как раз его, Сета, время править. Он сказал буквально "править бал" (в смысле, руководить ритуальными танцами). Старик Маркс пытался упираться и говорил про капитал (пытался, видимо, подкупить Сета), но тот показал Марксу какую-то цветную бумажку и сказал что он — Сет — фининспектор (а притворялся провайдером) и далее поволок старика куда-то; видимо в ад. А старик кричал о каком-то призраке, оставшемся в Европе (я слышал о такой дальней провинции). В итоге мой Годзилла остался без обеда, а я без капитала. Даром что Сет бог зла.


11:31 

ока никого больше не было я быстро наколдовал своему крокодилу (животное требует ухода) барана. То есть, я подробно описал барана в тексте. Потом хорошенько его себе представил. Потом дописал недостающие детали и опять его хорошенько себе представил. Баран получился какой-то неотчетливый, и Годзилла долго смотрел (смотрела? вопрос с полом моего крокодила остается открытым) на наколдованного барана, который парил над нами в виде бледного призрака. Наконец я устал уплотнять барана, а барану, видимо, надоело быть бесплотным и он начал уплотняться сам. Попутно баран стал модифицировать мой исходный замысел, взяв процесс создания самого себя в собственные руки (лапы? ноги? копыта?). О чем он думал я не знаю, но, видимо, он совершенно не торопился к Годзилле на обед. Во-первых, баран увеличился втрое (Годзилла сперва обрадовал(ся)ась, но потом как-то начал(а) пятиться). Потом увеличил рога, одновременно распрямив их (наподобие бивней) и, наконец, посмотрев на моего крокодила, стал заменять свою белую шерсть(которая мне удалась не очень, прямо скажем) на крокодиловую кожу. В общем, в итоге этой материализации мы с Годзиллой стали убегать от его (Годзиллы) ужина, опасаясь быть съеденными. Проклятый же мутант начал отращивать себе крылья (откуда он о них узнал?). Тут, к счастью, вернулся Сет. Увидев нашего барашка, бог спросил что это такое. Я ответил господину, что это наш обед и вообще частная собственность. Сет сказал, что на правах провайдера наш обед конфискует без объяснений на основании договора об авторских правах, который пересмотрел в одностороннем порядке. После чего барашка уволок, не без труда, впрочем (тварь как раз отращивала себе змеиный язык и шип на хвосте). Я же, вздохнув с облегчением, стал колдовать морковку.

21:24 

емного о себе (много не скажу).
Я сам — простой придворный писец фараона Ивана-9 из 13-ой династии. Мой папа — старший жрец-наблюдатель из дома Тота, известный тем, что однажды перепутал заклинание Материализации и Дематериализации. Так я стал наполовину сиротой. Моя старшая сестра вышла замуж за какого-то иноземного принца, и теперь периодически оттуда приезжают какие-то странные, неизвестные никому родственники, ведущие себя не по-людски. Последними приезжали двойняшки Сунь и Высунь, от которых многие придворные дамы понесли. Меня недавно пообещали повысить до Полководца за то, что я перепутал казначейские ведомости, и деньги, отпущенные на царский гарем, пошли на жалование гвардейцам. И я решил, не дожидаясь повестки из Дома Войны, куда-нибудь смыться. Вот и спрятался в интернете, где укрываюсь от мобилизации и свершения великих подвигов.

01:21 

егодня загрустил и решил наколдовать себе женщину. Был вариант вызвать, но решил наколдовать. Составил опись всего, из чего должна состоять женщина. Два раза проверял перечень, и все же оказалось, что забыл самое важное — ум. Но потом задумался: каким же местом должна быть умна моя будущая подруга? Решил в итоге ум распределить по объему. Однако, при попытке материализации оказалось, что внимание мое распределено неравномерно. Соответственно, и ум оказался в тех местах которые я (будучи девственником) даже представлял себе, краснея. Когда же я приступил, наконец, к материализации, создавая образ будущей любимой, то стал послойно облекать плотью чудный образ. Постепенно женщина стала относительно материальна и даже слегка осязаема, а Годзилла неожиданно для меня сорвал(ась)ся с места и убежал(а) с великой прытью, где-то спрятавшись. Женщина же получилась великолепная, хотя, может быть, некоторые и сочли бы ее местами слегка гипертрофированной и даже не весьма соразмерной. Кто-то, может, раскритиковал бы ее странный запах. Но мысль моя по ходу процесса, непроизвольно концентрировалась на тех местах, которые я (будучи девственником) без душевного трепета представить себе не мог. И тут, когда дева моей мечты была уже почти готова, вновь появился злой бог Сет. Что-то сдохло? — спросил он, потянув носом воздух. Но увидев сию деву (мое творение), бог явственно вздрогнул и несколько мгновений пытался совладать с собой. Что это? — спросил он, наконец, дрогнувшим голосом. Моя невеста, — гордо ответил я темному божеству. Он глубоко вздохнул и схватил прекрасную деву, грациозно покачивающуюся в воздухе, за ногу. Нарушена техника безопасности при работе с монстрами, — сказал Сет и потащил мою женщину с собой в ад. На себя бы посмотрел, животное неизвестное, — прошептал я ему вслед. Так вот я и остался сегодня без женщины, зато Годзилла сразу же вернулся (или вернулась?). Надо бы разобраться поточнее с полом моего крокодила, если уж Сет забрал мою женщину. Вернее даже не просто женщину, а скорее женщину моей мечты. А потом опять пришли Гунны или даже Вандалы. Я их все время путаю. Пообещали притащить даже три женщины, если я перестану их наконец путать и правильно укажу им путь. Но я тут где-то вычитал, что все дороги ведут в Рим (или Храм? — беда с этими иностранными заимствованиями). В общем, я опять показал им дорогу наугад, и они ушли. Тут я узнал недавно (в этом интернете полно всякой информации), что Земля оказывается-то круглая (представляете?). А мы-то (дурни) всегда считали ее неправильной формы сфероидом, сплюснутым у полюсов и увеличивающимся в диаметре у экватора. Вот что такое прогресс: круглая и точка (ибо истина должна быть простой). Говорят тут некоторые, что один великий ученый даже высказался в том смысле, что она "просто" вертится. А мы-то, идиоты, эксцентриситет высчитывали (серые, что с нас возьмешь?). В общем, так или иначе, а эти Гунны (а может быть и Вандалы, я их все время путаю) скоро, возможно, вернутся и наверное (хочется надеяться на их честность) приведут мне женщин (обещали троих). А я вот пока присмотрелся к Годзилле и решил, что он скорее самка...

01:57 

Я пришел по ваши уши...
из "Книги Пития" глава 4 песнь 14 стих 6
древнем пророчестве, доставшемся нам от неведомого народа чудов, сказано, что в царствие фараона с нечеловеческим именем и несчастливым номером (Иван-9 -???) появится писец (!), который сделает важную опечатку (поставит кляксу? в оригинале сказано "допустит баг"), от которой произойдет новое учение (может быть, наука, в оригинале неразборчиво, использован термин "прикол"), и возликуют народы (а может и наоборот, в этом месте в оригинальном тексте написано "офигеют" — это еще корректный перевод). И вот эти "офигевшие" народы, "приколовшиеся" по поводу этого учения, спасутся (откуда? от чего? от кого?), а остальные — нет (не спасутся? не приколются? не офигеют?); в оригинальном тексте неясно, сказано: "заторчат". И вот мой отец (которого уже нет с нами, да и вообще нет) решил, что я — тот самый писец. Это он мне такой гороскоп при рождении составил (изверг). Поэтому и назвал меня так странно: Ожидаемый Писец.

02:06 

одзилла шмыгнул куда-то в сторону и прикинулся поленом. В этот момент предо мной появились благостный Осирис (ему мое ликование троекратно) и дарующий счастье Гор (великолепный и лучезарный по пятницам). Оба весьма навеселе (ликуйте народы). У тебя водка есть? — спросил Гор, дарующий счастье(мир ему особенно по пятницам). Я ответствовал сим великим, что к несчастью не обладаю каким-нибудь имуществом, кроме Годзиллы, который, скорее, друг (может и подруга, кто знает?). Но предложил им наколдовать водку, если великие объяснят скромному чародею, что это такое. Но благостный Осирис (чтимый по воскресеньям, воскресающий и великолепный) сказал, что от наколдованной водки он косеет, а Гор, — он указал перстом на великолепного и сияющего бога (чтимого по пятницам) — блюет. Паленую водку пить нельзя, — сказал Гор, после чего боги покинули меня в медитации. Это, видимо, великая истина, возвещенная через меня человечеству. Только надо понять ее глубинный смысл.

11:43 

сидел в медитации, когда появилось двое. В пышных белых одеждах и с красивыми посохами. Я учтиво поздоровался с неизвестными, но они сразу спросили меня: не колдун ли я. Я понял, что у них неотложное дело и срочно нужна квалифицированная помощь. Я ответил, что как раз колдун и они могут в этом не сомневаться. Они обрадовались и сказали, что как раз борются с колдунами. Я удивился. Обычно к колдунам приходят за помощью. Но потом решил что это такой турнир. Я спросил борются ли они вместе, или по одному. Сказали, вместе. И схватились за металлические талисманы в виде неправильного креста Ансар (на самом деле он изображается вовсе не так и, кроме того, талисманы эти ничем не были заряжены (на мой взгляд)). Я взял ближайшего ко мне незнакомца на "переворот назад", а второго одновременно подсек под колено "разворотом вправо". Первый явно был не борец, так как при падении даже не сгруппировался. Я попытался его подстраховать "захватом головы", но он внезапно дернулся влево. Раздался характерный хруст шейных позвонков, и я увидел его дух, в недоумении покидающий тело. Пока я извинялся перед духом своей нечаянной жертвы, Годзилла, сидящий уже много часов на морковной диете, слопал второго борца с колдунами (я не знаю как звали этих достойных людей, но решил сохранить их посохи на память). Тем временем пришел Анубис и схватил души. Они же, вместо того чтобы вести себя смирно и спокойно следовать на Суд, стали требовать чтобы позвали кого-то (я не понял) и отвели их куда-то (тоже не понял). Анубис молча кивал (обычно он не снисходит до споров с душами), а потом просто сгреб обоих и с тем отбыл, кивнув мне на прощание. Оставшись один, я впал в медитацию. Сконцентрировавшись, я попытался проникнуть в суть истины оставленной мне благостным Осирисом (воскресающим и чтимым по воскресеньям). Не пейте паленой водки, — сказало божество и наверняка вложило в эту формулу великий смысл. Постигну ли я его когда нибудь?

11:46 

ока я сидел в медитации, пришел очень добрый человек в красивых одеждах. Покормил крокодила печеньем. Подарил очень красивый предмет — сказал, "книга" называется. Показал как пользоваться. Велел читать. Я совершенно растерялся от такого способа хранить тексты. Мы все писали на длинных рулонах, намотанных на две бобины. Они вставляются в проекционный ящик и проецируются на белую стену, крутишь ручку и читаешь, только масло в светильник приходится все время подливать. А тут книга. Да еще сокрыта в кожу с драгоценными каменьями. Да еще с металлическим замком. Недешевая вещь. А как написана. Правда, картинок нет, ни одной. Зато узоры очень красивые. Названия тоже нет. Стал читать. Написано очень добрым и хорошим человеком. Но очень подробно. Видимо, для детей. Это делать, это не делать. Мы так големов создаем. Приходится писать очень подробную инструкцию, чтобы глиняная кукла себя правильно вела. И еще мне показалось, что этот добрый и достойный человек писал эту книгу в пустыне, через неделю или даже месяц после того, как от каравана отстал. В качестве вознаграждения все время предлагается вода, еда и женщины. А что предлагается женщинам? Еда, вода и мужчины? Как-то неотчетливо. Но если автор формирует свой Дом, то я, конечно, вступлю, очень правильная книга, хоть и для големов написана (но может просто все люди для сего мудреца как дети, и разум их слишком юн для самостоятельного мышления?). Поцеловав трижды книгу, я снова вернулся к медитации. И тут пришли люди. Целая группа. Все одинаковые. Маленькие, желтые, узкоглазые. В халатах и с мечами. Назвались "нипонцы". Сказали что в интернете их много. А главное, они сразу узнали моего Годзиллу. Стали кричать "Годзилла"! и почему-то убежали. Я посмотрел на своего крокодила. Пожалуй, на морковке он немного подрос. Крокодил невинно посмотрел мне в глаза и пожал плечами. Всем своим видом показывая, что нипонцев этих видит впервые.

02:43 

ой отец был очень практичным человеком. В 12 лет он привел меня в дом Тота и велел учиться на волшебника.
— Всегда будешь иметь свою лепешку с виноградной улиткой, — сказал он. — А может еще останется на бутылочку финикового вина.
— А что надо будет делать?
— Все, — сказал отец. — У нас есть два класса магов, — сказал он. — В Альфа—классе учатся Белые Маги, в Омега—классе — Черные.
— А в чем разница? — спросил я, понимая, что детство кончилось, и теперь надо что-то решать.
— Белые мажут лицо мукой и снимают порчу. Черные мажут лицо сажей и насылают порчу, — сказал отец.
— А может ее не насылать, тогда и снимать не надо будет? — спросил я.
— Нет-нет, — сказал отец. — Ты упускаешь из виду лепешку с виноградной улиткой и, возможно, еще бутылочку финикового вина. И еще знаешь что? Мы, жрецы,боремся с колдовством обоих видов.
Он торжествующе посмотрел на меня.
— Но тогда зачем вы учите этих магов?
— Ты опять упускаешь из виду...
— Понял, понял. Лепешку, улитку и бутылочку...
— Нет-нет, — сказал отец. — Посмотри на этот великолепный храм бога, а еще есть сокровищница.
Обалдеть, сказал я. Оказалось, что у меня аллергия на соевую муку, так что выбора у меня не было. Пришлось учится на черного Мага. Учитель радостно встретил меня на пороге класса: "Ты, малыш, не огорчайся. Снять порчу стоит одну лепешку, а навести — две. Так что твое будущее обеспечено."

02:58 

огда проходили наведение порчи, у меня болело горло, и я самое важное пропустил, так как сидел дома. Отец очень переживал, что теперь я себе на лепешку не заработаю. В результате он притащил какие-то тексты из храмовой библиотеки. На каждом стояла печать самого Тота с надписью: "казнить прочитавшего немедленно". Я испугался, но папа сказал, что это у них низшая степень секретности, на которую ни кто внимания не обращает. Я спросил: тогда что же высшая степень секретности? Отец шепотом сказал: "изгнать из Ада". В общем, я все прочитал, пока болел, но почти ничего не понял. Хорошо еще, что про наведение порчи было написано просто, без всяких там тахионных полей и гравиконцентраторов. Обвести тень, вынуть след, сжечь порошок, плюнуть на три ветра — все вполне понятно. Даже заклинание почти на человеческом языке: эни бени ряба (в смысле лицо), квинтер шпинтер жаба (в смысле земноводное)... В общем, выучил я урок и, не долечив горло (обмотайте на ночь сытым удавом и чаще пейте отвар из корней жемелыха), пошел в школу. Хорошо, что наш наставник по теории проклятий был добрым и сострадательным человеком. Он ничего не сказал про пропущенный по болезни день, но сразу же вызвал меня отвечать по пропущенной теме. Сняв удава, который уже явно проголодался, я поплелся к учителю, вспоминая все детали заклинания. Когда я взял след и обвел тень, учитель с удивлением на меня посмотрел, но когда я, плюнув на три ветра, произнес заклинание, он был вконец растерян. К моей большой радости порча удалась, и господин старший маг стал зелен лицом и покрылся крупными бородавками. Однако, выученный мной урок его, кажется, совершенно не обрадовал.
— Ты по каким конспектам готовился, мальчик? — спросил он с трудом, испуская при этом тяжелый запах свежеразрезанного трехдневного мертвеца (полежавшего в теплом влажном месте).
— Я, господин мой, прочел труд ученейшего и знаменитого (как сказал о себе в предисловии автор) Аминора, младшего девятого из дома Тхатор.
— Этого бездаря? — спросил наставник, кожа которого уже приобрела лиловый оттенок. — Немедленно сними ее с меня, — приказал он раздраженно.
— Но, мой господин, задано было только наведение порчи, а ее снятие мы должны проходить только в следующем семестре - ответил я.
Учитель ничего не сказал, но мгновенно выскочил из класса и побежал в сторону школы Белых Магов. Вернулся он к нам через четыре часа, совершенно нормальным но слегка похудевшим. Мы как раз сидели на занятии по теории растительных ядов. Господин старший маг вызвал меня из класса, потрепал по голове и сказал:
— В общем-то неплохо, дар у тебя есть, старайся, мальчик.

06:18 

пособы наведения приворота нам преподавала жрица богини Исиды Тхум За. Старушке было уже далеко за тридцать (тридцать два), и мы смотрели на нее с ужасом. Называть ее следовало "Господин Старший Наставник". Цикл обучения был разбит на несколько курсов. Сперва мы изучали травы, влияющие на любовные привязанности, потом учились приготовлять порошки, которые следовало незаметно подсыпать в пищу, и наконец настало время учить заклинания. Одновременно с занятиями госпожи Тхум За мы проходили цикл Вызывания Демонов, который преподавал Маг Гобелинус. Его велено было называть "Ваше Мудрейшество". И вот, заучивая длинные головоломные заклинания призывания Демонов, мы приступили к изучению заклинаний приворота. На зачете я должен был продемонстрировать действие заклинания приворота на Господине Старшем Наставнике жрице Тхум За. Ну давай, действуй, - сказала Господин Старший Наставник. Со страху я стал заикаться и под грозным взглядом жрицы перепутал оба заклинания, крутящиеся в моей бедной голове. Ко всеобщему удивлению вместо благоухающего запаха, сопровождающего заклинание приворота, запахло серой, и в помещении появился демон. Как известно из астрологических таблиц, у каждого демона есть собственные дежурные часы приема. Возникший демон был плечист, рогат и крылат.
Привет мелюзга! — поприветствовал он класс. — Что тут у нас? Зачет по демонологии?
И тут он увидел госпожу Жрицу. Кажется, приворот у меня все-таки удался. Демон прямо-таки вперился взглядом в госпожу Старшего Наставника. Пока, дети! - крикнул он и, прихватив жрицу, исчез в столбе пламени. Говорят, трое демонологов отправились на поиски госпожи Жрицы и искали они ее несколько дней. Когда же они нашли госпожу Тхум За, то она, не слезая с брачного ложа, потребовала срочный отпуск на четырнадцать дней. Таким образом я устроил всему классу непредвиденные каникулы посредине семестра.

06:25 

одзилла куда-то отправился, а я продолжал медитировать. И тут вдруг появился крупный мужчина в белых одеждах и в венке. В руке мужчина держал пальмовую ветвь. Вокруг него кружилось не менее семи миловидных женщин, одетых также в белое. Посмотрев на меня, мужчина икнул и велел спутницам подать мне вина. Спутницы непонятно откуда извлекли объемистый сосуд из керамики и такой же стакан. Налив вина в стакан, девы подали его мне. Вежливо поблагодарив мужчину и его спутниц, я отказался.
— Почему ты не пьешь? — удивился мужчина.
— Будучи искушен в составлении ядов, никогда не пью напитков, предлагаемых неизвестными, - ответил я ему с поклоном.
— Думаешь, я хочу тебя отравить? - обиделся мужчина и кивнул спутнице, державшей стакан.
Она тут же выпила и враз упала замертво, испустив душу наружу. Анубис, который никогда не мешкает, тут же явился за душой женщины.
Кто такой? - спросил мужчина Анубиса. — Брат Минотавра что ли?
— Я Анубис, племянничек, — сказал бог, забирая дух женщины. Посмотрев на меня, Анубис пояснил:
— Это мой внучатый племянничек Азраил. Прикалывается, прикидываясь Вакхом. Эти добрые женщины, одевшиеся вакханками, на самом деле девы мстительницы Эринии, - с этими словами он засунул душу женщины обратно в бездыханное тело, тут же открывшее глаза.
— Ладно, — махнул рукой Азраил, — пойдем Нерона разыграем.
И вся группа ряженых покинула мое пространство. А я вплотную приблизился к истине, возвещенной воскресающим Осирисом, чтимым по Воскресеньям: не пейте паленой водки...

06:29 

скусству приготовления ядов нас учил седобородый старец Агаил. Он пробовал на язык все ингредиенты, нюхал смеси и оценивал наши произведения на вкус, пробуя мельчайшие порции. Среди нас была одна девочка, Марисия. Все составленные ею смеси имели необычайный запах. На экзамене я составил вполне обычный пищевой яд и получил положенный зачет без особых усилий, но и не заслужив похвал. Марисия сделала нечто, благоухающее на весь класс. Агаил лизнул смесь, лизнул еще и вдруг стал лизать, как собака лижет воду из сосуда. Так и лизал, не отрываясь, пока не испустил дух. Зачет Марисии ставил уже Младший Наставник, даже и не чаявший в этой жизни занять место Старшего Наставника Агаила. На радостях новый Старший Наставник поставил Марисии "Великолепно!"

12:32 

урс "создание тварей" должен был начаться у нас после цикла детских болезней. Этот цикл оба класса, Альфа и Омега, отрабатывали в детском саду для царских отпрысков. При этом Черные маги должны были насылать болезни, а Белые лечить их. Воспитатель детского сада сообщил нам, что это нужно для увеличения иммунитета детей к болезням вообще. Пообщавшись с царскими отпрысками, мы сразу поняли, что такое твари, создание которых было запланировано в следующем цикле. По окончанию цикла детских болезней мы поменялись конспектами с Альфа-классом, так как обоюдно считали, что противоположные навыки нам еще пригодятся. Правда, в конце цикла произошел срыв у старосты Альфов. Она заявила публично, что не желает лечить "мерзких тварей". Усилиями обоих классов старосту починили. Уяснив для себя, что за тварей нам надо создавать, мы стали с интересом посматривать друг на друга. У нас в классе было на тот момент четыре девочки и десять мальчиков. Одна из девочек, по имени Пандора, сказала, что о тварях знает всё, так как у нее есть три младших брата. Настоящую тварь вдвоем не сделаешь, — сказала она. Вот моя мама, — начала она, но тут вошел наставник и начал урок. Оказалось, что твари — это совсем не то, что мы все думали.

17:26 

казалось, что тварями называются всякие волшебные существа не встречающиеся в природе. В этом цикле нас должны были научить их создавать. В начале цикла нам раздали яйца птиц, крокодилов и черепах. В течение всего цикла занятий мы учились создавать заклинания, изменяющие зародыши этих существ, находившиеся в яйцах. Интересно, что Альфа-класс отрабатывал этот же предмет на семенах растений. Мне досталось для тренировки яйцо крокодила. На экзамене мы должны были представить получившееся существо, вылупившееся из заколдованного яйца. Ребята показывали наставнику птичек с костяными гребнями, черепах с крыльями и змей с перьями. Мой крокодильчик не имел видимых новых признаков. Наставник подошел к нему и, указав пальцем на бедное создание, спросил: что это? Мой забракованный питомец увидел перед своим носом палец, открыл пасть и из нее выскочила челюсть, доставшая до первой фаланги пальца наставника. Тварь!- закричал наставник отскочив от моего питомца, зажимая левой рукой обкушенный палец. Комиссия с удовлетворенем записала, что образец признан наставником "тварью". Таким образом, я получил зачет и своего приятеля Годзиллу. Правда, со временем выяснилось, что выдвижная челюсть является не единственным отличием моего крокодильчика...

07:44 

егодня пришли какие-то странные люди. Годзилла ими заинтересовался и все время принюхивался. Видимо, ему сильно надоела морковка.
— Вы кто? — спросили люди (их было сначала трое).
— Я Ожидаемый Писец, — признался я.
— Ой, как все запущено, — сказал мужчина в очках.
— Вы хотите об этом поговорить?- спросила женщина без очков.
— А что об этом говорить? — спросил я. — Просто Писец и все.
Я заметил что третий посетитель куда-то делся. Также исчез и Годзилла, и мне это не понравилось.
— Вы в детстве какими болезнями болели? — спросила женщина без очков.
— Не было ли у вас сексуального влечения к матери? — спросил мужчина в очках.
Я хотел было ответить, но понял что людям надо просто выговориться.
— Видите ли вы цветные сны? — спросила женщина.
— Какое значение в вашей жизни имеет цвет? — спросил мужчина.
— Какую музыку вы предпочитаете? — спросила женщина.
— Извините, — прервал их я, — вы не видели, куда делся ваш третий?
— Какой третий? — спросил мужчина, снял очки, в которых явно видел хуже, и огляделся.
— Не было никакого третьего, — сказала женщина и внимательно посмотрела мне в глаза. — Вы что, тоже психоаналитик? — спросила она.
— Нет, что вы, — ответил я, — я просто чародей.
— Какой вы чародей, — обиделся мужчина. — Вы явный конкурент. Он конкурент, — сказал мужчина женщине, надевая очки и глядя на меня через стекла.
— Так третий был не с вами? — спросил я с облегчением, увидев возвращающегося в одиночестве Годзиллу.
— Повторяю, не было никакого третьего, — сказала женщина твердо. — Вы пытаетесь нас запутать? Это такая школа?
— Запутать? — переспросил я. Может быть, в этом есть какой-то смысл. И я начал их путать. Само заклинание пут не сложное, мы проходили его еще в третьем классе. Пока я создавал путы и связывал ими странных посетителей, они ни на минуту не умолкали.
— Признает ли ваша школа теорию Юнга? — спросила женщина, и мужчина ей тут же ответил:
— Конечно, ты что не видишь? Почему вы плохо относитесь к теории Фрейда? — спросил мужчина.
— Ты что, не видишь, что он полностью подавляет свое Либидо, акцентуируясь только на подсознательной символике смерти?
Я подумал, что это как раз правда, потому что Годзилла уже стоял позади них.
— По-моему, он типичный ницшианец, — сказала женщина, уже прочно связанная путами, что ей, впрочем, совершенно не мешало говорить.
— Или неоплатоник, — сказал мужчина, который явственно почувствовал свою неспособность шевелиться.
— Но вы должны признать главенство Либидо, как основной мотивации, — сказала женщина.
— Символика смерти не имеет такой значимости, — сказал мужчина.
— Ну, вот тут я с вами не всегда согласен, — сказал я им напоследок, так как Годзилле этот диалог явно надоел. Каждый раз процесс его питания вызывает у меня сильный интерес, так как я за тридцать лет нашего знакомства так и не понял физиологического механизма его выдвижной челюсти. Внешне она похожа на челюсть обычного крокодила. Когда-нибудь я с интересом отпрепарирую его челюсть и, наконец, разберусь в этом механизме, но мне все время кажется, что он об этом знает и имеет на этот счет собственное мнение. Временами в его взгляде я читаю не только благодарность к своему создателю но и жажду познания непознанного, что в контексте с моим телом мне не нравится.

20:20 

рактику выхода из тела мы начали проходить в первом классе. Сначала с нами провели несколько теоретических занятий, на которых нам рассказали все о выходах из тела. Саму практику мы проходили в пустыне. Сидеть неподвижно на солнцепеке было очень тяжело, и мы очень быстро убегали из тел. Оставив тела жариться на солнцепеке, мы весело играли в прятки или пятнашки. Бегая по пустыне, мы то и дело натыкались на всяких странных людей, не говоря уже о еще более странных духах. Духи принимали нас за своих и играли и веселились вместе с нами. Исключение составлял один хмурый древний джинн, характер которого испортила охрана сокровищ. Ему все казалось что мы у него что-нибудь украдем. Среди людей, по разным причинам обитающих в пустыне, были отшельники, сумасшедшие и даже несколько Магов. Отшельники шарахались от нас, принимая за нечистых духов, сумасшедшие не отличали нас от обычных людей, находящихся в повседневном теле. Они то кидались камнями, то начинали клянчить лепешки. Более всего нам доставалось от Магов. Их было больше десяти, все старые и мудрые. В основе их отношения к нам было "поймать и научить". Те, кому не посчастливилось спастись бегством, вынуждены были часами сидеть у этих почтенных старцев, выслушивая самые странные лекции. Один раз меня поймал старый Белый Маг Мерлагримм. Сковав меня заклинаниями послушания, он полдня читал мне одному лекцию по исполнению желаний. Я испугался даже, что он хочет сделать из меня Джинна и заточить в бутылку. Он не только рассказывал, но и все время переспрашивал, так что я заучил этот урок очень прочно. По окончании курса мы вернулись в класс. И вот тут обнаружилось, что я совершенно неадекватно реагирую на чужие желания. Первым пострадал наставник по ядоведению (определению типа использованного яда). Этот добрый толстяк постоянно ругался, причем его любимое ругательство заканчивалось словами "пусть меня Сет разорвет". Зрелище было потрясающее. Появившийся в классе Сет порвал Господина Старшего Наставника, как тряпичную куклу. Прибежавшие наставники увидели только спину удаляющегося Сета. Потом у девочки из моего класса, Пандоры, заболел младший брат.
— У него болит горло и он не ходит в школу, — с горящими глазами сказала она нам. — Вот бы и мне так...
И тут она схватилась за горло...

главная